?

Log in

No account? Create an account

Наше незнание простирается на всё более далёкие миры.


Из стих...
jeanxan40
Я обижаюсь вовсе не на фразу,
а на подмену фактов и поклёп.
Я долб**б не сказочный ни разу.
Я полностью реальный долб**б.
Я долб**б с таким богатым стажем,
я долб**б с таким клубком проблем,
что из первейших долб**бов даже
меня и заменить нельзя никем.
Я долб**б с такой железной волей,
я долб**б в такой глухой броне,
что никому на свете не позволю,
чтоб «сказочный» писали обо мне.



/dnevnik/2019/04/25_kulichi.html

Из.... "женщины о женщинах"
jeanxan40
"Есть такие женщины, которые уже не боятся. Которым уже поздно бояться. Бояться не понравиться. Не соответствовать. Не знать. Не успеть…..

Не уметь печь «Наполеон». Готовить плов. Правильно рисовать стрелки.
Они не боятся переспросить. Выглядеть нелепо. Им есть что надеть к лету. Осенью тоже. И это не проблема. В их жизни все меньше пробелов. Уже не страшно не по прямой. Могут криво. Знают, что красиво — это внутри. Они не боятся утонуть. Так как давно живут на глубине. Не стесняются плакать. От горя и радости. Смеяться от этого тоже умеют.

Им уже поздно бояться седины. Морщин. Они уже не первые. И теперь все от улыбки. Им уже поздно бояться, что подумают. Коллеги. Свекровь. Люди.

Им давным-давно пофиг, мытое ли. Очищенное. С глютеном или без. Они едят то, что хотят. Им уже не страшно делать это ночью. И совсем не стыдно. Они знают, что курить и пить — не вредно. Вредно — не дышать. Не хотеть.

Им все равно. Пришел он в 18:30 или в 21:00. Если он любит. И торопится. Главное — он есть. Они уже не боятся быть одни. Умеют не видеть того, кто не замечает. Отходить от того, кто отталкивает.



Им есть что сказать. Есть о чем молчать.

О чем молиться. У них все от души. Они — чья-то отдушина. Им не страшно показаться глупыми. Толстыми. Худыми. Они давно перестали казаться. И начали быть.

Делать то, что любят. Любить того, кто любит. Спать с тем, с кем не уснешь. Даже если очень хочется.

Говорить прямо. Не накручивать. Кудри. Себя. Не выпрямлять локоны. Но спину держать ровно. Смотреть сквозь пальцы на дураков. Прислушиваться к тишине.

Горький шоколад для них сладкий. Они умеют ценить время. Утро. День. Ночь. Они не заставляют дочь. Не наставляют сына. Они заняты делом. Своим. Они умеют быть с собой. Собой.

Они уже не винят отца. Любят маму. Они не боятся умереть. Потому что живут.

Есть женщины, которым уже поздно бояться.

Мне — еще рано. Или страшно".

© Марина Степанченко

Из просторов интернета
jeanxan40
Императору давно говорили о том, что его неумолимо растущий среди населения рейтинг надо или искусственно сдерживать, или формализовать надлежащим образом и сообщить людям то, о чем они и так догадываются. Дело в том, что недавно назначенный глава статистического ведомства рьяно взялся за исполнение своих должностных обязанностей, и будучи дежурным доктором венеролого-минералогических наук, решил применить новые научные методы для систематизации массивов данных.

Так, применив новый метод, описывающий чернодырчастые системы в цикло-паталогической динамике, он пришел к выводу о том, что поддержка императора различными слоями населения преодолела предельное значение для живого человека в 100% и даже теоретически обоснованный предел в 146% и теперь составляет не менее 200%, в зависимости от региона.

В общем, вопрос о провозглашении императора богом или хотя бы сыном божьим уже назрел и перезрел. По этой причине надо было либо преобразовывать пост императора в фараона и земного воплощения бога, либо как-то притормаживать естественный ход процесса.

Поскольку император был скромным от рождения, он выбрал второй вариант, по крайней мере, в самое ближайшее время он не хотел представать перед людьми в виде бога, а потому – поручил разработать мероприятия, которые могли бы искусственно сдерживать устремления населения. И тогда возникла идея создания фильма-интервью, где сам император бы рассказывал о своем жизненном пути, приведшем его к вершине власти. При этом, он должен был рассказывать о своих простых, человеческих качествах.

Однако всем было известно, что император очень не любил вопросы, адресованные лично ему, а еще больше – не любил отвечать на них, и потому интервью оказалось длинным монологом, который стал длинным ответом на один согласованный вопрос: как вы оказались избранным для такой непосильной ноши. В общем, как решили – так и сделали. Фильм был снят и вышел на экраны страны.

На видео был только император и специальный корреспондент, обычно живущий в Англии, но тут он запросто сидел с императором и разговор явно клеился, потому что корреспондент уже задал целый ряд вопросов (вместо одного), а императора это не утомляло.

— А вот пушка, ваше величество? Вы так умело выстрелили из пушки, что кажется,  вы имеете огромный опыт в этой области.

— Это – да. Я выстрелил. Правда, не из пушки. Я просто стоял рядом с нею и просто выстрелил. А вообще-то, в молодости я был артиллеристом. Лейтенантом-артиллеристом. Как и все молодые офицеры мы были веселыми и энергичными. Да что там, как и наши простые подданные, мы иногда могли хорошо выпить, а потом – пострелять.

— Из пушек?

— Зачем, из пушек? Просто пострелять. Кто бы нам разрешил палить из пушек, что вы? Мы бы под трибунал ушли. Но это зависело от того, сколько было выпивки…

— Ваше величество, а вот дети? Всем известно, что вы хорошо ладите с детьми, как вам это удается?

— Ну это как раз – очень просто. В молодости я был учителем. Лейтенантом- учителем. Бывало заходишь в первый класс, эти горящие глаза, направленные на тебя, невозможно забыть. Стоят, тянут шейки, а ты им как заорешь: «Равня-а-а-айсь! Иррр-но!»

— Да, это – захватывающая история. Но мы знаем, какой бешеной популярностью вы пользуетесь у наших женщин. Если откровенно, многие из них хотели бы иметь от вас детей. В чем секрет вашего успеха?

— В общем, я и сейчас – мужчина в самом расцвете сил, а в молодости – подавно. Мало кто знает, что в молодости я был гинекологом…

— Лейтенантом?

— Нет, гинекологом наводчиком, а потом – гинекологом-заряжающим. Бывало, как зарядишь…

— Ну а как у вас так с аистами сложилось?

— Я не хотел бы на эту тему распространяться, поскольку пишу книгу мемуаров именно об этом. Она так и будет называться: «Халиф – аист». Единственное, что могу сказать по этому поводу, в молодости я был стерхом-лейтенантом дальнего плавания и штурманом стерхо-посадочного батальона. Как-то летим мы со стерхами: Медведевым Дерипаской, Миллером, Гундяевым…

— Ваше величество, а вот как у вас все сладилось с искусством?

— Ну что же, теперь об этом уже можно говорить открыто. Я был лейтенантом в Германии, завклубом.

— Я имею в виду не работу, а лично ваше отношение к искусству.

— Ну если вы так вопрос поставили, то в Германии, где я тогда служил лейтенантом, уже можно было найти специальные магазины, где продавались довольно приличные, разных цветов, размеров и даже электрические искусственные…

— Ваше величество, я имею в виду музыку, живопись или скульптуру, как с этим сложилось?

— Ах, вы об этом? В этом смысле мне повезло. Я был музыкантом-лейтенантом и даже сейчас могу сыграть на фортепиано «Мурку» и даже лично спеть. И живописью иногда баловался. Как-то я просто набегу нарисовал кошку, так она теперь в Третьяковке висит и ее хотят купить различные мировые галереи за десятки миллионов долларов.

— А скульптура? Говорят, что сейчас очень популярным в империи стал якутский скульптор, который традиционно вылепливает из необычного материала символы нового года. Как вы к этому относитесь?

— Мне очень странно, что вы задаете мне этот вопрос. Ведь я сам, из этого самого материала вылепил всю империю и вы в ней с удовольствием живете…

Так интервью длилось два часа, но сам фильм оказался и победой, и провалом, одновременно. Победа была в том, что его показали все телеканалы, а в расширенной версии, с иллюстрациями и небольшими сценками, которые разыграли ведущие актеры, чтобы показать молодые годы императора, пошли во все кинотеатры и собрали рекордные кассы. Провал же оказался в том, что фильм так и не смог принизить богоподобную сущность императора и подданные еще с большей силой захотели увидеть правду. А правда была в том, что император – воплощение их бога на их земле.

Инициативы....
jeanxan40
"Разгорячен опять месье Милонов.
Богоугодным развозился спичем.
Нет, не о нищенском существовании миллионов,
Он речь держал и был аллегоричен.

Пророчествовал будто бы Исайя,
Законами изъяв от нас излишки,
Бородкой рыжей в гневе потрясая,
Он рассуждал о пиве и отрыжке.

О смерти Пушкина. Слова не выбирая,
Он слал проклятия и хамство источив,
Вообразил себя парламентарием от рая,
Вот и икона с ним, свеча, ключи.

Что слезы льет старик у банкомата,
Подумаешь, немного не поест.
Вот если в песнях будет меньше мата,
Тогда наладится житуха, вот те крест."
© Шнуров

Предновогоднее
jeanxan40
ВОТ УХОДИТ СТАРЫЙ ГОД,
ПУСТЬ С СОБОЙ ОН УНЕСЕТ -
ВСЕ НЕВЗГОДЫ И ПЕЧАЛИ,
СЕКС, В КОТОРОМ НЕ КОНЧАЛИ,
И СКРИПУЧИЕ КРОВАТИ,
ГОЛОВНУЮ БОЛЬ НЕКСТАТИ,
ВРЕМЯ ВЫПЛАТЫ ДОЛГОВ,
ПУСТОТУ ИЗ КОШЕЛЬКОВ,
ТУ ЛЮБОВЬ, ЧТО БЕЗ ОТВЕТА,
СНЕГ, ЧТО ВЫПАДАЕТ ЛЕТОМ,
ТАРАКАНЫ, ЧТО НА КУХНЕ,
ИСКРЫ, ЧТО ДАВНО ПОТУХЛИ,
ДЯТЛОВ, ЧТО ДАВНО ДОЛБАЮТ
ПУСТЬ С СОБОЮ ЗАБИРАЕТ,
ВЕДЬ УХОДИТ СТАРЫЙ ГОД,
НУ И Х.Й С НИМ, ПУСТЬ ИДЕТ!

Из просторов интернета
jeanxan40
Специально отобранная публика была в сборе за сутки до начала пресс-конференции нацлидера. Кто-то спал прямо на стульях, кто-то пил дармовой кофе, кто-то играл на губной гармошке. Телефоны у всех собрали еще на входе и потому никаких развлечений не было. И вот наконец, на сцену вышел пресс-секретарь царя Пе..ков и жестом пригласил всех рассаживаться по своим местам, которые были оснащены соответствующими табличками.

— Господа, прошу всех собраться, через несколько минут появится сами знаете кто и начнется мероприятие, ради которого мы все тут собрались. Тем, кто впервые принимает участие в таких мероприятиях, поясню несколько важных вещей, которые не стоит забывать. Вы можете себя вести естественно и раскованно, поскольку он – такой же человек, как и вы, хоть в это и сложно поверить.

Поскольку все будет сниматься для телевидения, не нужно создавать давки или ажиотажа. Все должно выглядеть прилично и степенно. Не перебивайте друг друга своими вопросами и конечно – не перебивайте его, поскольку он отвечает не только для вас, но и для всего населения страны, а может и мира. Поэтому – задавайте следующий вопрос после того, как будет произнесен ответ на предыдущий. Что касается вопросов – можете задавать абсолютно любой вопрос. У каждого на его кресле лежит список любых вопросов и именно ваш любой вопрос – выделен желтым цветом.textCollapse )

Поэтическое
jeanxan40
Радости от вас не скрою,
Я ужасно горд и рад:
Оказалось, мы — герои.
Поголовно! Все подряд.

Если получил по морде
Или стулом по башке,
Знай: тебе готовят орден,
Дырку делай в пиджачке!

Но при этом знать уместно,
Что побои нанести
Должен кто-нибудь известный,
Чтоб к медали подвести.

Нужно чтоб, артист народный,
Сильно в глаз вам засадил,
А не пьяный кто угодно,
Чтобы Путин наградил.

От поэтов
jeanxan40
В политической деревеньке
Вновь разборок переполох:
Кто гаранта любил за деньги,
Кто — «за так», как последний лох.

— Как же так?!! — возопил Миронов:
— Мы с ним так и эдак «тыр-пыр»,
А теперь сидим как ворона,
Уронившая в басне сыр!

— Репутация вся запятнана,
Юбка порвана до и от…
Президента любить бесплатно
Может разве что идиот!

— Коммунисты, народа слуги
Налюбили аж миллиард!
Это что там, блин, за услуги?
«Нетрадиция», говорят!

— Проституцию называет
Он важнейшей из всех работ,
Так пускай, блин, вперёд башляет!
По-другому не будем! Вот!

Из просторов интернета
jeanxan40
Это было необычное и явно неофициальное мероприятие. Император собрал своих приближенных не в тронном зале и даже не в зале для совещаний, а в дворцовой кухне. Так было всегда, когда императору надо было нарезаться просто до поросячьего визга. Из прислуги был только повар Пригожин, который поджарил на закуску царские яйца и царские же колбаски.Была еще осетровая икра посреди стола, но ее никто не ел. Как ни странно, пили из мелкой посуды – «лафетников», и процесс одухотворения шел не очень быстро, ибо надо было выговориться, и в первую очередь – самому императору.

— Ну вы же обещали в честь моего дня рождения запустить ракету и не простую, а с живыми космонавтами внутри!

— Так мы и запустили! – бодро ответил руководитель Имперкосмоса. – И космонавтов туда посадили живых. Не расстраивайтесь вы так. Людям все равно приятно. Подумаешь, не долетела и упала? Мало ли их падало, но как сработала система аварийного спасения, это же блеск!

— Я, конечно, извиняюсь, — вмешался в разговор человек с невыразительным лицом, – ваша система аварийного спасения не могла сработать, она отстрелилась еще раньше.

— Отстрелилась? Ну и что? Зато парашюты сработали как надо. Да что вы такие унылые все? Люди радуются, пьют шампанское на улицах, счастливы, что все живы остались.

— Это – точно, — отозвался визирь Володин, – Дима правильно говорит. Правда, пьют не шампанское, а «боярку» и радуются тому, что хватило денег на ее покупку, но то, что на улице – без сомнений.

Пили уже без тостов, не чокаясь и без очередности. Просто Пригожин подливал всем водку и каждый пил, когда считал нужным. Император как раз допивал свою рюмку и расслышал только последнее, что у Володина нет сомнений в словах главного космонавта империи.
— К тому же, — бодрым голосом продолжил Дмирий Навозин, — я тут посовещался со старыми инженерами и они мне все сказали, что на станцию летать опасно, и вообще, надо оттуда эвакуировать наших ребят.
— Это почему так? – поднял на космонавта свой левый, лысый глаз император.
— А потому, ваше величество, – Навозин одни глотком хлопнул содержимое рюмки, – что американцы тайно сверлят борта станции, чтобы сделать нам гадость. Их уже ловили на этом. Представьте, если они просверлят иконы, что будет?
— А действительно, что будет? – Поддержал Володин и уставился на то место, где сидел плутриарх всея империи, Гундос Первый, Таврический.



Плутриарх же не подавал признаков жизни. Он давно снял свой шлем с крестом и расстегнул скафандр. Видимо, он как-то по особому устал и уложив свою длинную бороду в тарелку с жареными яйцами, остальной головой спал рядом с тарелкой. Его аккуратно растолкали, он испуганно сорвался со своего места и заорал:

— Анафема! Анафема вам бесы! Изыдите…

Но потом понял, где он находится и что ему просто приснился дурной сон, а потому извинился и добавил.

— Весь в трудах я. Борюсь за наши исконные скрепы духовности, вот силы и оставили меня грешного и уснул я аки свин в паскудной лавке…

— Ладно-ладно, — примирительно сказал император, – мы тут о ракете говорили и о ее падении. Что скажете? Ведь ее освящали, кропили святой водой, закладывали святые мощи в первую и во вторую ступень, а оно вон как получилось.

— Да уж! – поддакнул Навозин. – Ваши люди брызгали водой, а ладана сожгли столько, что американцы выдали в эфир сообщение о преждевременном старте, но вот – извольте видеть, грохнулась ракета.

В это время Плутриарх с брезгливостью вытирал от желтков свою бороду. Она уже слиплась и просто салфеткой оттереть было не реально. В момент, когда Навозин задал свой вопрос, Гундяй как раз поливал бороду водкой из графина, иногда делая из него могучий глоток.

— Дима, тебе ли задавать эти вопросы? Я ведь не раз говорил, что ваши затеи с ракетами – не богоугодное дело. Человек должен жить на плоскости земли, а небесная твердь – обиталище Господне. Ведь уже давно мы предупреждали, что дырявить небесную твердь вашими ракетами – богомерзкое дело, которое кончится весьма плохо. Так при чем тут наша святая вода и кадила? Мы сделали все по канону. Раньше, после освящения, даже названия давали кораблям, соответствующие. Вот еще при старом царе…

— Минуточку! – тут в Навозине проснулся ученый со степенью, – при царе не было ракет! У меня все записано.

— Зато были морские корабли. – назидательно вымолвил Плутриарх, – бывало, покропим его святой водой, осеним крестным знамением по канону и вот его уже называют канонерской лодкой. А теперь что? Тьху! – и Плутриарх смачно плюнул в ведро с икрой. – Срам один – «Союз»!
— Хорошо, вы меня почти убедили в том, что в общем полет был нормальным, хоть и коротким…

— Ваше величество, — перебил императора Навозин – а как американцы перепугались, представляете? Они же там все слабонервные. У нас бы ракета грохнулась на школу в Беслане или на театр в Дубровке, да хотя бы на жилую многоэтажку, и что? Да ничего. Никто бы этого даже не заметил. Если бы в обед грохнулась, под вечер уже обсуждали мордобой, которые устроили футболисты в кабаке. Вы же знаете свой народец? Вон Алина Кабаева показала свою кандидатскую диссертацию и бюст – все, никому ракета уже не интересна. А нам всегда есть, что показать. На худой конец Валя Матвиенко стриптиз может на ТВ показать…

— А что сразу, Валя? – отозвалась известная спикересса рядом с которой стоял наполовину заполненный стакан – Валя вам что, в каждую дырку затычка?

Плутриарху же было снова уснул в тарелке с жареными царскими яйцами, но последние слова его явно возбудили.

— Прошу прощения Валечка, что вы про дырки рассказывали, я не расслышал?

Но император метнул грозный взгляд на Плутриарха и он снова занялся очисткой своей бороды, а Валя хлопнула свои полстакана водки и зачерпнула ложку икры из ведра на закуску.

Щедрость власти
jeanxan40
У моей соседки тёти Сары
В Чебоксарах зять живёт, Ашот.
Он сказал, что стало в Чебоксарах
Жить пенсионерам хорошо.

Пенсия, конечно, маловата,
Но довольны абсолютно все.
Почему? Катают их бесплатно
В парке на огромном колесе.

Развалясь в кабиночках по-царски
(Сверху, кстати, офигенский вид),
Бабки обсуждают чебоксарский
Незамысловатый тихий быт.

Вон за гаражами по стакану
Алкаши шарашат вместо ЗОЖ,
Ходят проститутки-наркоманы
(В смысле, отдыхает молодёжь).

Жить, конечено, многое мешает,
Цены повышают там и тут,
Но зато бесплатно обещают
В праздники скакалки и батут!